"Соловьиный  сад"

В письме редактору газеты «Русское слово» Ф. Благову от 30 ноября 1915 года А. А. Блок назвал поэму «Соловьиный сад» «лучшим, что у него сейчас есть» [4, VIII, с. 450]. Поэма была окончена в октябре 1915 года, и поэт отметил в «Записных книжках»: «Бахвалился поэмой (Любе и маме нравится)» [5, с. 268]. В новом произведении отразились «факты из всех областей жизни, доступных <...> зрению в данное время» [4, III, с. 297]. Исследователи отмечали важнейшую роль поэмы в развитии представлений Блока о назначении поэта и путях русской интеллигенции, в его размышлениях о собственном пути, о нравственном долге личности [13; 17; 25]. Однако сравнивая образы А. П. Чехова и А. А. Блока, З. С. Паперный отрицал «мажорное» восприятие итоговых образов поэмы «Соловьиный сад». Ученый

© Балашова И. А., Диденко Л. В., 2019 © Balashova I., Didenko L., 2019

утверждал: если Чехов преисполнен надежд на будущее, то Блок повествует о «пугающе странном мире», его герой ушел из сада, «чтобы не найти места в мире», у него «впереди - ничего» [21, с. 130, 136, 139]. Для более глубокого осмысления проблемных аспектов необходимо внимание к главным образам поэмы, входящей в авторскую мифологию, в которой произведение стало явлением, обнаружившим новые свойства лиро-эпоса Блока и мировосприятия его героя.

В вариантах текста поэмы «Соловьиный сад» сохранились сведения о том, что автор предполагал повествование в третьем лице, думал о создании «рассказа в стихах», у него присутствовал образ океана [4, III, с. 580]. Тенденция к объективизации создателя лиро-эпоса существенна не только в связи с необходимостью дополнения лирической составляющей. В поэме на основе жанровых новаций формировались образные обобщения, выявившие изменения символистской поэтики Блока. Эпический план значителен в поэме, где герой-труженик, рабочий, но он и поэт, соотнесенный с автором стихов. Образные обобщения поэмы с ее размеренно торжественным ритмом уже в первых строках обнаруживают свойства притчи, вносящие новые интонации и краски в произведение поэта, у которого ранее преобладали лирическая напевность и таинственная символика. Поэма начата стихами: Я ломаю слоистые скалы В час отлива на илистом дне...

АУДИОИЛЛЮСТРАЦИЯ 1 - 3  

АУДИОИЛЛЮСТРАЦИЯ 6 - 7  

АУДИОИЛЛЮСТРАЦИЯ 6 - 7  

Издательство "АЛКОНОСТ"

Основано С. М. Алянским для издания произведений писателей-символистов. Вокруг издательства объединились крупнейшие представители русского символизма, угадавшие наступление трагических для России дней[источник не указан 2643 дня]. По-видимому, поэтому издательству было дано название по имени мифической птицы светлой грусти Алконост.

Издательство размещалось на Колокольной улице,1. В «Алконосте» не было отдельного штата сотрудников — руководителем, организатором и единственным техническим работником был сам Алянский, идейным вдохновителем и редактором — А. А. Блок. Издательство частично субсидировалось Наркомпросом.

Первой книгой издательства стала поэма Блока «Соловьиный сад», до 1918 года не выходившая отдельно. Всего за время своей деятельности «Алконост» выпустил в общей сложности 58 книг, включая почти все послереволюционные произведения А. А. Блока (в том числе 1-е отдельное издание поэмы «Двенадцать» с иллюстрациями Ю. П. Анненкова, которому принадлежала и издательская марка «Алконост»[3]), книги Андрея Белого, Вяч. И. Иванова, К. Эрберга, А. М. Ремизова, А. А. Ахматовой, Р. В. Иванова-Разумника, альманахи «Записки мечтателей» (вып. 1-6, 1919-22) и «Серапионовы братья» (1922). Издавалась и переводная литература — произведения В. Гюго, К. Мейера (в переводе матери Блока А. А. Кублицкой-Пиоттух).

Благодаря сотрудничеству с рядом известных петербургских художников-иллюстраторов — А. Я. Головиным, В. Д. Замирайло, Н. Н. Купреяновым, А. Н. Лео и другими книги, выходившие в издательстве «Алконост», отличались оригинальным оформлением. Тиражи издаваемых книг были очень малы: так, существует лишь 333 нумерованных экземпляра «Заветных сказов» А.Ремизова. В силу указанных обстоятельств книги издательства стали уникальными библиографическими редкостями.

В 1922 году выпуск ряда книг был перенесён в Германию, а в 1923 году издательство прекратило своё существование.

Из истории прижизненных изданий А.А. Блока

 

Изданиям выдающихся произведений литературы, вышедшим при жизни авторов, принадлежит особое место в истории культуры. Именно прижизненные издания, как правило, начинают знакомить читателей с классическими литературными произведениями, в них отражается непосредственная воля автора относительно текста и оформления книг, такие издания помогают увидеть писателя глазами его современников.

При жизни А.А. Блока вышло около шестидесяти его книг: поэтические сборники — «Стихи о Прекрасной Даме» (М., 1905), «Нечаянная радость» (М., 1907), «Снежная маска» (Спб., 1907), «Земля в снегу» (М., 1908), «Ночные часы» (М., 1911), «Стихи о России» (Пг., 1915), «Ямбы» (Пб., 1919), «Седое утро» (Пб., 1920), сборник драматических произведений «Лирические драмы» (М., 1908), поэма «Соловьиный сад» (Пб., 1918), многочисленные издания поэмы «Двенадцать» (1918-1921 гг.), сборники статей «Россия и интеллигенция» (М„ 1918, Пб., 1919) и др.

В 1911-1912 гг. в Москве в издательстве «Мусагет» было осуществлено издание первого «Собрания стихотворений» А.А. Блока, впоследствии оно легло в основу четырехтомного собрания произведений (три тома «Стихотворений» и «Театр»), выходившего дважды: в 1916 и 1918-1921 гг.

Книги Блока вышли в московских и петербургских издательствах: «Алконост», «Альциона», издательство З.И. Гржебина, «Гриф», «Земля», «Мусагет», «Оры», «Пантеон», «Скорпион», издательство И.Д. Сытина и других.

Известно более 10 изданий (преимущественно поэмы «Двенадцать»), вышедших в Одессе, Тифлисе, Красноярске, Киеве, Баку, Чернигове, Севастополе, Чите. Это характернейшие образцы печатной продукции первых лет Советской власти — тоненькие брошюрки в мягких обложках, напечатанные на бумаге низкого качества.

В 1920-1921 гг. появилось около 20 заграничных изданий произведений А.А. Блока на русском и иностранных языках (немецком, французском, английском, итальянском, еврейском, польском). Заграничные издательства, как и русские провинциальные, в основном печатали поэму «Двенадцать».

Все петербургские и московские издания вышли при непосредственном участии А.А. Блока.

В течение восемнадцати лет поэт подготовил 39 книг1Шесть книг, составленных поэтом, вышло уже после его смерти в 1921-1924 гг..

А.А. Блок пришел в литературу сложившимся мастером. Сам он считал началом своего творческого пути 1898 г. В печати стихи поэта появились в 1903 г. К этому времени А.А. Блок был уже автором примерно 600 стихотворений. Редактор журнала «Новый Путь», где впервые — в № 3 за 1903 г. — были опубликованы стихи А.А. Блока, писал о своем впечатлении от знакомства с его поэзией: «...За много лет разной редакционной возни, случайного и обязательного чтения «начинающих» и «обещающих» молодых поэтов только однажды было такое впечатление: пришел большой поэт... Пришел кто-то необыкновенный; никто из «начинающих» никогда еще не начинал такими стихами...»2Перцов П. П. Ранний Блок. М„ 1922, с. 9..

До издания первой книги в октябре 1904 г. А.А. Блок напечатал немногим более 50 стихотворений. Однако уже в этот период поэт осознал важность особого подбора и расположения стихотворений при издании. В октябре 1903 г. в письме к С.А. Соколову (Кречетову), издателю альманаха «Гриф», в декабрьской книге которого должны были появиться стихи А.А. Блока, поэт просил сохранить предложенную им последовательность стихотворений, подчеркивая ее смысловую и выразительную нагрузку: «Мне хотелось бы дать гамму разнородных предчувствий (1-6), слившихся в холодный личный ужас (7-13), разрешенную лишь вполовину предгрозовой духотой (14) и вполне на рассвете, в отзвуках, в отблесках уходящих туч (15). Поэтому, между прочим, мне бы очень хотелось видеть, в «Грифе» последнее стихотворение (15-ое)...»3Суворова К. Н. Рукой Александра Блока. — Встречи с прошлым, 1978, вып. 3, с. 88..

А.А. Блок долгое время не решался издать свою первую книгу. В конце 1903 г. он согласился напечатать сборник стихов в московском издательстве «Гриф». Однако весной 1904 г. поэт все еще сомневался в необходимости этого издания, что отчасти определялось его недовольством деятельностью «Грифа». Он писал в это время А. Белому: «Знаешь, я до сих пор не знаю, что делать с «Грифом». Как ты думаешь, издавать мне стихи, или подождать? Мне и хочется и нет, и как-то не имею собственного мнения на этот счет». А. Белый сыграл важную роль в решении Блока не откладывать более издание книги. Он написал ему, что ждать с изданием имеет смысл только в том случае, если поэт хочет «сразу же занять в поэзии место наравне с Лермонтовым, Фетом, Тютчевым», что сборник Блока «будет сразу почти на одном уровне с Брюсовым... с чисто формальной точки зрения, и превзойдет его существенностью и интенсивностью настроений».

Из почти 600 стихотворений, написанных им, поэт отобрал для первой книги всего 93.

Работая над сборником «Стихи о Прекрасной Даме», Блок тщательно продумывал его конструкцию, неоднократно перестраивал план, менял составы и заглавия разделов, готовил новые редакции стихотворений. Особым подбором и расположением материала А.А. Блок обнаруживал внутренние связи между стихами, в строго продуманном поэтическом контексте он стремился придать максимальную выразительность каждому отдельному стихотворению и книге в целом. Составление первой книги стало практическим выражением сложившихся к этому времени представлений А.А. Блока о технике создания поэтического сборника. Поэт четко сформулировал их в одной из своих рецензий 1905 г.: «Задача всякого сборника стихов состоит между прочим, в группировке их, которая должна наметить основные исходные точки, от каждой из них уже идет пучок стихов, пусть многообразных, но с им одним присущим ароматом. Так создаются отделы, которых, однако, может и не быть в случае однозвучности всех стихов».

10 Даже те из современников Блока, которые хорошо знали его поэзию, испытывали особое воздействие стихов, читая их в составе сборника. «Так вот они какое впечатление производят, когда вместе-то соединены — да разгруппированы душою автора! От души поздравляю Вас, Александр Александрович. Дитя хоть куда вышло» — писал поэту его друг, литератор Е. П. Иванов 12 ноября 1904 г.4Письма Александра Блока к Е.П. Иванову. М.; Л., 1936, с. 107.

Отношение к сборнику стихов как к сложному художественному организму, объединенному общим замыслом, стало одним из основных эстетических принципов Блока в создании поэтической книги.

Многие сборники стихов, подготовленные самим поэтом, включают объединенные общностью мысли и настроения произведения определенных периодов. Так построены все сборники 1904-1911 гг.5Первая книга Блока, датированная 1905 г., вышла в октябре 1904 г, а также некоторые книги, изданные в составе «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг. и «Стихотворений» 1916, 1918-1921 гг.

Кроме того, начиная с 1912 г. поэт выпустил несколько сборников, организованных по тематическому принципу (детские книжки «Сказки» и «Круглый год», Спб., 1913, сборник «Стихи о России», Пг., 1915). В другие сборники поэт включил избранные стихотворения разных лет («Седое утро», Пб., 1920, «Ямбы», Пб., 1919). Интересным опытом стал сборник стихов «За гранью прошлых дней» (Пб., 1920), в котором поэт собрал ранние стихи (1898-1903 гг.), переделанные «впоследствии, так, что их нельзя отнести ни к этому раннему, ни к более позднему времени».

Исследование поэтических сборников, составленных поэтом, позволяет сделать важный вывод о том, что в большинстве случаев книга стихов для Блока была средством раскрытия особенностей собственного творчества на определенном этапе, в каждом отдельном сборнике поэт видел звено общей системы изданий, передающей эволюцию его поэтического мироощущения.

Подобное отношение к книге не было для Блока случайным, оно явилось закономерным отражением четко осознаваемой поэтом «идеи пути» в собственном творчестве, пути — и «как стремительного духовного развития, реализованного прежде всего в эволюции поэтического творчества», и как «мысли пути, порождающей тему пути, одну из центральных и важнейших у Блока6Максимов Д.Е. Идея пути в поэтическом сознании Ал. Блока. — Блоковский сб„ Тарту, 1972, вып. 2, с. 46.. Исследователи творчества поэта в «идее пути» усматривают один из самых существенных признаков, одно из главных отличий блоковской поэзии на фоне других поэтических систем 15.

Единство своих ранних сборников Блок подчеркнул, последовательно пронумеровав их в подзаголовках. Вслед за «Стихами о Прекрасной Даме» вышли «Нечаянная радость: Второй сборник стихов» (М., 1907), «Земля в снегу: Третий сборник стихов» (М., 1908), «Ночные часы: Четвертый сборник стихов» (М., 1911). Только «Снежная маска» (Спб., 1907) была исключена из этого ряда, так как особым разделом вошла в сборник «Земля в снегу».

В предисловии к «Земле в снегу», остановившись на характеристике трех сборников, поэт раскрыл особенности собственного мироощущения на разных этапах. Так, он писал о «ранней утренней заре», «снах и туманах» «Стихов о Прекрасной Даме» — «закрытой книге бытия, которая пленяет недоступностью, дразнит странным узором непонятных страниц»; «о первых жгучих и горестных восторгах» «Нечаянной радости», в которой «душа еще поет славу новым чарам и новым разуверениям»; о «плоде горестных восторгов, чаше горького вина» «Земли в снегу», когда «безумец потерял дорогу...». Охарактеризовав своеобразие сборников, А.А. Блок указал на «неумолимую логику этих малословесных книг».

Раскрытие внутренних взаимосвязей между отдельными этапами творчества стало специальной задачей трехтомного «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг. «Совершенно определенный план» издания А.А. Блок выработал к середине декабря 1910 г., предложив его издательству «Мусагет».

А.А. Блок составил «Собрание стихотворений» из вновь подготовленных (исправленных, дополненных, перестроенных) изданий ранее вышедших сборников. Первой книгой «Собрания стихотворений» стало второе издание «Стихов о Прекрасной Даме», увеличенное втрое. Вторая книга включила дополненное переиздание «Нечаянной радости». В нее вошли также несколько стихотворений из сборника «Земля в снегу». Основная часть этого сборника вместе со стихами из «Ночных часов» составила третью книгу «Собрания стихотворений», получившую новое название — «Снежная ночь». Поэт ограничил состав каждой книги строгими хронологическими рамками (соответственно: 1898-1904, 1904-1906, 1907-1910). Поэтому в каждой книге «Собрания стихотворений», как и в отдельных сборниках 1904-1911 гг., отразилось творчество определенного времени.

В предисловии к «Собранию стихотворений» поэт указал на то, что задачами издания определены его состав и построение: «Тем, кто сочувствует моей поэзии, не покажется лишним включение в эту и следующие книги полудетских или слабых по форме стихотворений; многие из них, взятые отдельно, не имеют цены; но каждое стихотворение необходимо для образования главы; из нескольких глав составляется книга; каждая книга есть часть трилогии; всю трилогию я могу назвать «романом в стихах»: она посвящена одному кругу чувств и мыслей, которому я был предан в течение первых двенадцати лет сознательной жизни». Представив в примечаниях особенности содержания каждой книги, А.А. Блок связал их воедино, назвав вторую книгу «переходной»: «еще не отзвучали «Стихи о Прекрасной Даме», а уже основной отдел («магическое») связан со «Снежной ночью». Взглянувший на даты книги поймет, почему она отличается всеми свойствами переходного времени».

Особенностями содержания каждой книги поэт объяснил в примечаниях тип ее построения: «однострунность души», в первой книге позволила ему расположить все стихотворения «в строго хронологическом порядке, здесь главы определяются годами, в следующих книгах — понятиями». Эти числа и слова были для поэта «одинаково живыми и законченными образами»

В примечаниях к «Собранию стихотворений» А.А. Блок прокомментировал не только целые книги, но и отдельные произведения. Так, он познакомил читателя с рождением творческого замысла («Ночная фиалка»), объяснил появление некоторых образов («Maria da Spoleto»), высказал отношение к историческим событиям, легшим в основу стихов («На поле Куликовом»).

Предисловия и примечания в изданиях 1904-1912 гг. содержат пространные высказывания поэта о характере творчества на разных этапах, о назначении изданий. Однако в «Стихотворениях» 1916 г., вышедших в составе четырехтомного собрания произведении, уже нет ни предисловия, ни примечаний, игравших столь важную роль в «Собрании стихотворении» 1911-1912 гг. А.А. Блок снабдил обширными примечаниями только одно произведение четвертого тома — драму «Роза и Крест», которые, однако, были сняты в следующем издании.

О своем влиянии на решение Блока отказаться от авторского комментария в «Стихотворениях» 1916 г. рассказал Р.В. Иванов-Разумник в воспоминаниях о поэте. Иванов-Разумник убеждал Блока, что бесполезно растолковывать художественное произведение. После смерти поэта в 1923 г. он с сожалением вспоминал о категоричности своих суждений: «По существу я был, конечно, глубоко не прав: но А.А. признал формальную справедливость этого замечания. Поэзия должна говорить сама за себя; не слышат — тем хуже, и такие замечания тогда не нужны... в этом решении была и моя доля — заслуги или вины? — сам не знаю. Думаю, что отчасти и вины — так как читатели лишены теперь ряда иногда очень ценных авторских пояснении, отчасти и заслуги — так как строгое и выдержанное издание в его теперешнем виде не ставит между читателем и поэтом ни трамплинов, ни преград»7Иванов-Разумник Р.В. Вершины. Пг., 1923, с. 240..

В дарственной надписи Иванову-Разумнику на втором томе «Стихотворений» 1916 г. Блок вспомнил об их дискуссиях по поводу авторского комментария:

«Дорогому

Р. В. Иванову —

без Примечаний!

А. Б.»

В четырехтомном собрании произведений 1916 г. и в других книгах второй половины 1910-х гг. за небольшим исключением появлялись лишь крайне лаконичные замечания поэта в основном о составе издания (новые произведения, повторные публикации), о переработке текстов. Отказавшись от прямых характеристик особенностей своего творчества и указаний на задачи издания в предисловиях и примечаниях, поэт продолжал с неменьшей тщательностью отбирать и группировать материал, усматривая в этом, как и прежде, большие выразительные возможности.

«Собрание стихотворений» 1911-1912 гг. стало первым опытом комплексного издания поэтических произведений. Этот тип издания поэт совершенствовал на протяжении всей жизни, внося существенные изменения в состав и построение томов, в тексты произведений. В результате Блок выработал принцип издания стихотворений в трех книгах, который был использован в посмертных «Собраниях сочинений» поэта.

Издания стихотворений в трех книгах Блок составлял из переработанных сборников 1904-1911 гг., содержание третьей книги дополнял произведениями, написанными в последующие периоды. Характер переработки прежних сборников определялся особыми задачами каждого нового издания. Так, желание поэта подробно познакомить читателя с творчеством определенного периода в «Собрании стихотворений» 1911-1912 гг. стало причиной существенного увеличения объема включенных в него сборников по сравнению с их первыми изданиями, при этом Блок за некоторым исключением «сознательно избегал переделки ранних стихов... стремясь сохранить верность духу тех лет».

В «Стихотворениях» 1916 г. А.А. Блок кординальным образом изменил состав и конструкцию томов по сравнению с «Собранием стихотворений» 1911-1912 гг. Поэт исключил из первого тома «Стихотворений» 1916 г. почти треть произведений, напечатанных в первой книге «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг. Второй том «Стихотворении» А.А. Блок составил из второй и третьей книг «Собрания стихотворений». Каждый том «Стихотворений» 1916 г. был дополнен произведениями первых двенадцати лет, которых не было в издании 1911-1912 гг.

В издании 1916 г. А.А. Блок изменил построение томов: первый том вместо хронологического принципа получил тематическую организацию, изменилось число отделов и их состав во втором и третьем томах. А.А. Блок отказался от характерного для «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг. строгого соответствия содержания каждого тома творчеству определенного периода. Так, во втором томе этого издания помещены стихотворения 1904-1907 гг., а в третьем томе — произведения, написанные, начиная с 1905 г. При подготовке «Стихотворении» 1916 г. поэт существенно изменил тексты произведений, исключая подчас целые поэтические строфы.

Все это свидетельствует об особых задачах «Стихотворений» 1916 г. В этом издании поэт не стремился к подробному раскрытию специфики творчества определенного периода со всеми его достоинствами и недостатками (как это было в «Собрании стихотворении» 1911-1912 гг.), а давал представление о своей поэзии в ее наиболее удачных, по мнению автора, образцах, тщательно отработанных с точки зрения поэтической техники. Специфические задачи нового трехтомного издания поэзии обусловили необходимость выработки иных принципов отбора и расположения материала, существенно отличающихся от тех, которыми поэт руководствовался при создании «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг.

А.А. Блок переработал книги стихотворений и для последнего прижизненного четырехтомного собрания произведений, выход которого растянулся на три года. Заключив в 1918 г. договор с издательством «Земля», Блок летом того же года подготовил к печати рукописи всех томов. Однако издательство успело выпустить только три тома: «Театр» (в августе 1918 г.) и два тома «Стихотворений» (в сентябре 1918 и в апреле 1919 гг.). В 1919 г. А.А. Блок передал третий том «Стихотворений» издательству «Алконост», которое смогло осуществить это издание только в 1921 г., две недели спустя после смерти поэта.

Первый том «Стихотворений» 1918 г. почти без исправлений повторил издание 1916 г. Блок подготовил другие редакции для второго и третьего томов. Новое издание было дополнено произведениями «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг., которые поэт исключил из издания 1916 г. В новом издании поэт во многих случаях вернулся к текстам, опубликованным в «Собрания стихотворений» 1911-1912 гг. В этом издании второй и третий тома получили свою окончательную редакцию.

Самое большое число переизданий имел сборник «Стихи о Прекрасной Даме», который во всех трехтомных собраниях стихотворений составлял первую книгу. А.А. Блок подготовил к печати пять вариантов этого сборника. В 1918 г. еще до выхода в свет первого тома «Стихотворений» 1918-1921 гг. Блок начал работу над новой редакцией «Стихов о Прекрасной Даме». Первоначально поэт предполагал дать в пятом издании подробный комментарий автобиографического характера к каждому стихотворению: «Я задумал, как некогда Данте, заполнить пробелы между строками «Стихов о Прекрасной Даме» простым объяснением событий».

В наброске предисловия к предполагавшемуся изданию Блок объяснил причину появления столь необычного замысла и сделал чрезвычайно важные замечания о своей работе над первым томом, которые до некоторой степени характеризуют работу поэта и над другими томами: «Каждое новое издание книги давало мне повод перерабатывать ее: при первых переработках я имел в виду как можно шире раскрыть ее содержание; при последующих я много заботился о стихотворной технике; все эти работы, однако, не удовлетворяли меня. В первом случае я терялся в груде материала; во втором я заменял отдельные выражения другими, более ловкими с точки зрения литературной в ущерб основному смыслу... Испрашивая помощи и тихих советов у Той, о Которой написана эта книга, я хочу, чтобы мне удалось дописать ее простыми словами, которые помогли бы понять се единственно нужное содержание другим». По словам жены поэта, он хотел дать объяснения к «Стихам о Прекрасной Даме» в беллетристической форме, а также сопроводить стихотворения отрывками из писем тех лет.

В этом новом замысле поэт как бы возвращался к особенностям первых своих книг с их подробными авторскими пояснениями к содержанию и назначению изданий.

Комментированное издание «Стихов о Прекрасной Даме», к сожалению, не было осуществлено, но поэт продолжал работу над новой редакцией первого тома и закончил ее в апреле 1920 г. Он несколько расширил состав первого тома по сравнению с изданиями 1916 и 1918 гг., значительно переработал целый ряд стихотворений, изменил построение книги. Она вышла с весьма краткими замечаниями автора об особенностях состава и о работе над текстами в этом издании.

Пятая редакция «Стихов о Прекрасной Даме» была напечатана издательством «Алконост» в качестве первого тома посмертного «Собрания сочинений» А.А. Блока, которое начало выходить в 1922 г. Для первых четырех томов предполагалось, как говорилось в издательском послесловии, использовать последние подготовленные А.А. Блоком редакции трех томов «Стихотворений» и тома «Театра». Остальные тома должны были составиться из поэм, переводов, статей в соответствии с планом, составленным поэтом в 1917 г. Первое посмертное издание «Собрания сочинений» А.А. Блока прекратилось на втором томе — точном повторении второго тома «Стихотворений» (1918-1921 гг.).

История прижизненных изданий стихотворений в трех книгах свидетельствует еще об одной характерной особенности работы Блока по подготовке к печати своих книг: его многократном возвращении к творчеству пройденных периодов и переиздании ранее вышедших сборников в соответствии с новыми задачами. Сам поэт подчеркнул эту особенность работы над изданиями в одном из писем 1916 г.:

«Переиздание моих книг побуждает меня всегда проверять весь путь, потому я семь раз отмериваю, чтобы раз отрезать. Выбираю и распределяю все так, чтобы как можно яснее (насколько в данное время понимаю) было, чего хотел, чего не достиг, как падал, где удалось удержаться».

Итак, работа Блока над содержанием книги характеризуется взглядом на поэтический сборник как на художественное единство, подчиненное общей задаче, отношением поэта к ряду сборников как системе, отражающей последовательную смену этапов творческого развития, многократным переизданием сборников в связи с переосмыслением творчества пройденных периодов. Подобное отношение к книге стало характерным явлением в поэтическом сознании конца XIX— начала XX в. Достаточно вспомнить деятельность по созданию поэтических сборников старших современников Блока К.Д. Бальмонта, В.Я. Брюсова, а также Андрея Белого, поэта одного поколения с Блоком.

С неменьшим вниманием, чем к содержанию, А.А. Блок относился к внешнему оформлению изданий. В переписке поэта, его дневниках, записных книжках, воспоминаниях современников содержится множество свидетельств о самом деятельном участии А.А. Блока в определении внешнего облика своих книг. Так, в связи с изданием детских книжек «Круглый год» и «Сказки» (Спб., 1913) А.А. Блок просил прислать ему «несколько образцов шрифтов, рисунки и обложку — попроще...». Друг и издатель А.А. Блока С. М. Алянский, рассказывая о первом издании «Соловьиного сада» (Пб., 1918), вспоминал: «Выбранные типографские украшения, шрифт для набора поэмы, марка издательства— все это получило одобрение Александра Александровича. Теперь со всеми даже мелкими вопросами такими, как выбор шрифтов для титула, выбор формата книги, я обращался к Блоку, охотно и внимательно вникавшему в них»8Алянский С.М. Встречи с Александром Блоком. М., 1972, с. 45..

Поэт стремился к тому, чтобы внешний облик изданий соответствовал его творческому замыслу. Он заботился и об орфографической стороне вопроса. В «Автобиографии» 1909 г. А.А. Блок писал, что «невежество корректоров приняло баснословные размеры». Поэт сам правил корректуры почти всех своих изданий. При этом оп не ограничивался только исправлением опечаток, но нередко вносил существенные дополнения и изменения в тексты, что определило значимость прижизненных изданий как важнейшего источника при определении окончательной редакции многих произведений поэта.

Известно, что А.А. Блок применял различные начертания одного слова. Так, он писал: «метели» и «мятели», «решетка» и «решотка», «желтый» и «жолтый», при этом графический облик слова поэт наполнял особым семантическим содержанием (например, «жолтый» — синоним душевной сытости, мещанского самодовольства, всяческого хамства и «желтый» — обычное обозначение цвета). Поэт писал, что всякая его грамматическая «оплошность» не случайна, «за ней скрывается то, чем внутренне нельзя пожертвовать». А.А. Блок неукоснительно требовал от издателей соблюдения всех индивидуальных орфографических особенностей своих текстов: «Корректоры и издатели, имеющие уважение к слову, должны знать, что существует математика слова (как математика всех других искусств), особенно в стихах. Поэтому менять их по собственному вдохновению, каковы бы они, с их точки зрения, ни были, — по меньшей мере некультурно».

Обостренное внимание поэта к внешнему облику слова определило его отношение к новой орфографии. А.А. Блок понимал экономическую выгоду орфографической реформы («Экономия миллионов рублей (па ъ) и труда наборщиков»). Однако он считал, что «старых писателей, которые пользовались «ятями» как одним из средств для выражения своего творчества надо издавать по старой орфографии». Немало усилий приложил поэт, чтобы выпустить в свет ряд своих книг, набранных по старой орфографии, но не успевших выйти до принятия в 1918 г. постановления, запретившего такие издания.

Продумывая внешний облик своих изданий, А.А. Блок усматривал зависимость между содержанием книг и шрифтом, которым они набирались, поэту было важно, как расположены его стихи на полосе, он заботился о формате, о бумаге, о деталях художественного оформления будущей книги. Показательно в этом отношении письмо поэта В.Я. Брюсову, который был издателем сборника «Нечаянная радость»: «Могу ли я просить Вас, чтобы он печатался обычным шрифтом «Скорпиона», как в первых «Северных цветах» (1901-1903 г.); я думаю, что шрифт «Urbi et orbi» и «Stephanos» слишком классичен для моих стихов; кроме того, мне хочется, чтобы каждый стих начинался с большой буквы. Формат, обложка и даже бумага давно представлялись мне, как в «Письмах Пушкина и к Пушкину»; это оттого, что во мне есть консервативная книжность. Я всегда чувствовал особенную нежность к обложкам с простыми буквами или в старинной книжной рамке, а сложные лнии и все, превышающее виньеточность, скоро надоедало. До сих пор я люблю целиком издание «Пана»; и формат, и бумагу, и 4 простые зеленые буквы на сером; еще я думал о красных буквах на сером или серо-синем...».

Это письмо, относящееся к 1906 г., может быть рассмотрено как своеобразная программа. Высказанные здесь эстетические принципы воплотились в изданиях, подготовленных поэтом.

Большинство блоковских книг имеет строгие шрифтовые обложки. На многих из них название выделено другой краской. Сам выбор цвета не был случайным, поэт связывал его с содержанием книги. Цветовая символика сохранялась при переиздании книг. Так, во всех трехтомных изданиях стихотворений А.А. Блок выделил название первой книги красным, второй — зеленым, третьей — синим, «цветом мрачных осенних облаков или свинцовых волн».

Примечательно, что одна из прижизненных книг Блока — поэма «Соловьиный сад» (Пб., 1918) с одобрения поэта была стилизована под издание начала XIX в., она вышла в рамке наборного орнамента, с виньетками на титульном листе и в тексте.

Среди прижизненных изданий А.А. Блока несколько книг в рисованных обложках, выполненных в строгой графической манере (например, обложки А. Я. Головина к «Песне Судьбы» (Пб., 1919), В.Д. Замирайло к «Двенадцати» (Пб., 1921).

Обложка К.А. Сомова к «Лирическим драмам» (Спб., 1908) с яркой иллюстрацией вызвала несколько ироничный отзыв поэта: «Обложка Сомова к драмам восхитительно пестра (красная, желтая, черная)». Здесь, как и в приведенном выше письме 1906 г. об издании «Нечаянной радости», сказалось общее неодобрительное отношение А.А. Блока к книжной иллюстрации. Поэт избегал иллюстраций в изданиях своих произведений. Кроме двух детских книжек с картинками «Круглый год» и «Сказки» (М., 1913), можно назвать только один иллюстрированный сборник — «Снежная маска» (Спб., 1907), на фронтисписе которого помещен рисунок Л.С. Бакста. Вместе с тем, при жизни поэта выполнен ряд иллюстраций к его лирическим стихам (художниками Н. Н. Купреяновым, Н.К. Рерихом, К. А. Сомовым).

А.А. Блок настороженно встретил предложение С.М. Алянского выпустить иллюстрированное издание поэмы «Двенадцать». «Рисунков к «Двенадцати» я страшно боялся — писал Блок художнику Ю.П. Анненкову 12 августа 1918 г. — и даже говорить с Вами боялся. Сейчас, насмотревшись на них, хочу сказать, что разные углы, части, художественные мысли — мне невыразимо близки и дороги, а общее — более, чем приемлемо, — т.е. просто я ничего подобного не ждал, почти Вас не зная». В этом письме Блок подробно остановился на характеристике своих героев, стараясь понятнее объяснить Анненкову, что бы он хотел исправить в некоторых рисунках. Блоку очень правился размер рисунков, и в письме он просил не уменьшать их при издании. Таким образом, идея необычного формата книги «in folio» принадлежит поэту.

На первое издание «Двенадцати» с рисунками Ю.П. Анненкова была объявлена предварительная подписка. В объявлении издатели обещали выпустить 300 нумерованных экземпляров, в том числе 50 раскрашенных от руки художником. Раскрашены, однако, были только 25 книг.

Резко отрицательно отозвался Блок об изданиях «Двенадцати» с иллюстрациями Н.С. Гончаровой и М.Ф. Ларионова, вышедших во Франции в 1920 г. 16 декабря 1920 г. поэт пометил в записной книжке: «Е.Ф. Книпович принесла парижские бездарности — «Двенадцать» во всех видах».

Характеризуя деятельность А.А. Блока по изданию книг, отметим, что подготовка к печати собственных произведений не была для поэта единственной формой взаимоотношений с издательствами. Работа в различных издательствах составляет одну из интереснейших, к сожалению, мало разработанных сторон творческой биографии поэта.

Приведем два характерных примера. Так, в издательстве З.И. Гржебина Блок выпустил только один сборник своих стихов («За гранью прошлых дней»).

Вместе с тем, для специального отдела «Русская литература» этого издательства А.А. Блок разработал план серии избранных произведении русской литературы XVIII-XIX вв., наметил состав писателей, тематически сгруппировал произведения, определил характер комментариев. Сам поэт подготовил для этой серии однотомное собрание стихотворений М.Ю. Лермонтова с подробными комментариями, в которых раскрыл свое отношение к его поэзии.

Особые отношения сложились у А.А. Блока с издательством «Алконост», основанном в июле 1918 г. Здесь А.А. Блок печатал почти все свои произведения. Поддерживая идею С.М. Алянского о создании нового издательства символистского направления, поэт предложил начинающему и не имевшему средств издателю поэму «Соловьиный сад». С этого времени и до конца жизни А.А. Блок был главным идейным руководителем «Алконоста». Он составил программу издательства. «...И если он («Алконост») жил, рос, если достиг он каких-то успехов, то только потому, что Блок с первого же дня был с ним», — писал С.М. Алянский.

В заключение остановимся на роли прижизненных изданий в изучении контактов Блока с читателем, без которого представление о творческой судьбе поэта не может быть полным.

Состав изданий, вышедших при жизни поэта, их тиражи, история распространения книг убеждают в том, что популярность пришла к Блоку далеко не сразу. Его ранние сборники выходили небольшими тиражами. «Стихи о Прекрасной Даме», например, были напечатаны в количестве 1200 экземпляров, «Нечаянная радость» — 1000 экземпляров, «Снежная маска» — 950 экземпляров, «Лирические драмы» — 1000 экземпляров, «Земля в снегу» — 2000 экземпляров. Книги эти распродавались с трудом. Сразу после выхода «Стихов о Прекрасной Даме» Блок писал отцу: «Что касается «распродажи», то она идет, разумеется, «туго», что впрочем я мог ожидать всегда, и ни на какие доходы не надеялся». Через шесть лет после выхода «Стихов о Прекрасной Даме», подготовив новое издание книги, поэт выкупил последние 14 экземпляров сборника у издателя С.А. Соколова.

Через три года после выхода «Земли в снегу» разошлась только половина тиража. Но уже в 1916 г., говоря о «Стихотворениях» и «Театре», А.А. Блок писал: «На мои книги — большой спрос, присланные из Москвы партии распродаются складом в несколько часов», «мои книжные дела блестящи. «Театра» в две недели распродано около 2000». Успех первых двух книг «Стихотворений» 1916 г., изданных по 3000 экземпляров, позволил увеличить тираж третьей книги до 6000.

С.М. Алянский, который в конце 1917 — начале 1918 г. до организации издательства «Алконост» работал в книжной лавке в Петербурге, вспоминал, что особым спросом покупателей пользовались книги поэтов-символистов, а среди них больше всего спрашивались книги А.А. Блока. Добывание блоковских изданий стало главной заботой владельцев книжной лавки. Но книги поэта невозможно было достать ни на одном из петербургских и московских складов.

Послереволюционные сборники Блока «Седое утро» и «За гранью прошлых лет» были напечатаны тиражами в 10 и 14 тысяч экземпляров.

Самое большое количество экземпляров (несколько десятков тысяч) дали книжному рынку многочисленные издания поэмы «Двенадцать». Закономерно, что именно это произведение поэта стало особенно актуальным в первые годы Советской власти. Многоплановое знакомство широкого читателя с творчеством Блока относится уже к более позднему времени, когда большими тиражами стали издаваться все произведения, созданные великим поэтом.

 

Работы на темы произведений Александра Блока занимают значительное место в творчестве народного художника СССР Ильи Глазунова. Это не случайно: великий русский советский поэт для И. Глазунова не только выражение высочайшего искусства, но и феномен национальной жизни. Отсюда неослабевающий интерес художника к творениям А. Блока, стремление почувствовать и передать наряду с истинно эпической силой блоковских обобщений оттенки настроений, музыку стихов поэта.

В полной мере это относится и к включенным в издание рисункам И. Глазунова. Они сделаны с глубоким пониманием сути творчества Александра Блока и соответствуют поэтическому настрою стихов поэта, вошедших в настоящее издание.

 

 

Поэт приходит в этот мир, чтобы внести в него некую «гармонию», преобразующую «мировой хаос» — вот символ веры Александра Блока, изложенный им в статье-завещании «О назначении поэта».

Блок — поэт рубежа веков, его недолгая, сорокалетняя жизнь поделена 1900-м годом ровно на две половины. Атмосферу того переломного времени, эпохи войн, революций, народных восстаний, передают слова одного из наиболее ярких представителей «младших символистов» Андрея Белого: «Я принадлежу к людям, однажды навек потрясенным». Проблема судьбы личности в потрясенном мире стала главенствующей в искусстве этого периода.

Творческая судьба Блока, находившегося в начале 1900-х годов под сильным влиянием идей философа-мистика Вл. Соловьева, началась с его участия в символистской группировке. Жизнь должна строиться по законам красоты, верили символисты; красота есть ощутительная форма добра, повторяли они вслед за своим учителем Вл. Соловьевым. Идея спасающей мир красоты легла в основу первого сборника А. Блока «Стихи о Прекрасной Даме», опубликованного в 1904 году.

С одной стороны, этот стихотворный цикл содержит в себе биографические реалии, по которым узнается история любви Блока к Л. Д. Менделеевой. («Прекрасней Тебя — нет... Я люблю Тебя так, ни за что, зная все и понимая по крайней мере неизмеримость Твоей величайшей красоты!.. Ты — святая, великая, недостижимая...» — писал поэт в письме к своей будущей жене.) Но, с другой стороны, тема любви к святой и недостижимой Красоте в «Стихах о Прекрасной Даме» решается еще в религиозно-мистическом духе: вера в преображение мира «бессмертной» любовью, сошедшей на землю Вечной Женственностью уводит поэта от реальной действительности.

Предреволюционная обстановка и события первой русской революции властно вторгаются в жизнь и творчество Блока. В его стихах появляется образ народных масс, поднимающихся «из тьмы погребов», людей еще непонятных, неблизких поэту (их речи — «словеса незнакомых наречий»), и вот уже иная вера — в будущее, преображенное этими «новыми людьми» («Пусть заменят нас новые люди!»), воцаряется на месте былых мистических ожиданий, идеал Вечной Женственности сменяется пафосом «стихии». Но если в стихотворении «Подымались из тьмы погребов...» (1904) наступление этой эры «новых людей» рисуется поэту как безболезненная, бескровная смена прошлого будущим:

Не стерег исступленный дракон,

Не пылала под нами геенна.

Затопили нас волны времен

И была наша участь — мгновенна,

то уже в период революции 1905 года творческая позиция Блока по отношению к народной стихии резко меняется. В его стихах появляются мотивы ненависти к правящим «сытым», предчувствия их неотвратимого конца («Опрокинуто корыто, встревожен их прогнивший хлев!»), возникают образы социальных катаклизмов, яростной борьбы:

Шли на приступ. Прямо в грудь

Штык наточенный направлен...

...Рядом пал, всплеснув руками,

И над ним сомкнулась рать.

Кто-то бьется под ногами,

Кто — не время вспоминать...

 

Блок все чаще обращается в своих стихах к теме Родины. «...Тема о России... Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь, — пишет он. — Все ярче сознаю, что это — первейший вопрос, самый жизненный, самый реальный. К нему-то я подхожу давно, с начала своей сознательной жизни, и знаю, что путь мой в основном своем устремлении — как стрела, прямой...» В противовес господствующим в годы реакции

пессимистическим умонастроениям Блок говорит о высоком предназначении России, он верит в ее светлое будущее. В цикле «На поле Куликовом» (1908) Блок, продолжая гоголевские традиции, сравнивает Русь с неукротимой степной кобылицей:

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль...

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль...

С 1910 года Блок работает над поэмой «Возмездие», в которой с новой силой прозвучали мотивы революционного обновления мира, жадного предчувствия «неслыханных перемен», «невиданных мятежей».

И ожидаемые перемены наступают. Перед поэтом не встает проблемы выбора. «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием — слушайте Революцию» — призывает он в статье «Интеллигенция и Революция» (1918). Блок именно слышал революцию. Он вновь подчеркивает это в зациси, сделанной спустя два года, во время работы над поэмой «Двенадцать»: «Во время и после окончания «Двенадцати» я несколько дней ощущал физически, слухом, большой шум вокруг — шум слитный (вероятно, шум от крушения старого мира)». Через всю поэму проходит мотив борьбы, нарастания революционного подъема. С огромной поэтической силой отражено в ней столкновение ненавистного поэту старого мира с миром новым, воплощенным в образе двенадцати красногвардейцев.

К поэме «Двенадцать» примыкает другое, столь же значительное, послеоктябрьское произведение Блока, проникнутое утверждением исторической миссии революционной России, — стихотворение «Скифы» (1918), в котором поэт от имени русского народа призывает:

Придите к нам! От ужасов войны.

Придите в мирные объятья!

Пока не поздно — старый меч в ножны,

Товарищи! Мы станем — братья!

Творчество Александра Блока составило целую эпоху в поэзии и оказало огромное влияние на ее дальнейшее развитие. Произведения Блока, овеянные высокой романтикой, и сегодня сохраняют свою глубокую связь с действительностью.

В предлагаемой подборке иллюстрации к наиболее известным стихотворениям Блока выполнены народным худож-ником СССР И. Глазуновым.

Е. Трубилова

.

 Блок - это Мир. Бесконечный и неизведанный. Поэзия Блока имеет много уровней, точнее - бесконечное число уровней. Каждый человек воспринимает в ней свое. Она почти абсолютна. Это ощущение возникает сразу же, как только начинаешь читать Блока. Когда же впервые прочтешь его стихи вслух, то начинаешь ощущать дыхание Космоса. Его Поэзия живет сама по себе в пространстве. Она, как какое-то неизвестное энергетическое поле, существует невидимая, но чувствуемая, влияющая своей мощной напряженностью на духовное состояние Мира. Возникает подозрение, что Она существовала и до Блока, а он Ее только материализовал в стихи. И вообще, стихи - это лишь эхо Поэзии, косвенное свидетельство присутствия, потому что Она не вмещается в одних словах - это и звук, и ритм, и что-то еще, переворачивающее сознание и чувства. Попробуйте, перескажите содержание стихов Блока своими словами. Не получается..? Попытайтесь их проанализировать. Бледно, мертво... Рабиндранат Тагор предупреждал, что анализировать Поэзию - это то же, что изучать полет птицы, препарируя ее. Точнее не скажешь. Образы Поэзии Блока можно ощутить, почувствовать, увидеть, услышать... Но не осознать. Они не поддаются логике. При соприкосновении с логикой они исчезают. На Востоке всегда говорили: познание интуитивно. Как мы понимаем, Мудрецы имели в виду Путь к Высшему Знанию. Александр Блок шел к Высшему Знанию и стихи его - это вехи Пути.

И еще, совсем недавно создана страничка на форуме www.Maypoems.de, на которой помещены стихи Александра Блока в немецком переводе с иллюстрациями Юрий Топунова: http://www.mypoems.de/von-brecht-brentano-bis-uhland-f4/alexander-blok-t4911.html#p21501

В американском издательстяве "ИСпб" в 2013 году вышла книга Александр Блок "Стихотворения" с иллюстрациями Юрия Топунова. Книгу можно приобрести в интернет-магазине Амазон по адресу:

http://www.amazon.com/dp/1482718081/